Голем

Появилась на свет: 26th Август 2017 Мыслитель Punch С уклоном: Мифология и Фольклор
В 2ух словах: , , , ,

Го́лем (ивр. ‏גולם‏‎) — персонаж еврейской мифологии. Существо из одной из основных стихий (или их смеси, к примеру, лава=земля+огонь), оживлённый каббалистами (или другими магами) с помощью тайных знаний, наподобие Адама, которого Бог создал из глины (праха земного, земли, материи) (притом, что Адам не называется големом).

Согласно одной из гипотез, «голем» происходит от слова гелем (ивр. ‏גלם‏‎), означающего «необработанный, сырой материал» либо просто глина. Корень ГЛМ встречается в Танахе (Пс. 139:16) в слове галми (ивр. ‏גלמי‏‎), обозначающем «моя необработанная форма». Уже в раннем идише слово гойлем приобрело переносное значение «истукан», «глупый и неповоротливый человек», «болван», перекочевавшее и в современный иврит.
Golem and Loew
Согласно другой гипотезе, слово происходит от древнееврейского galam — он свернул, завернул.
 
Другой вариант происхождения слова: само слово пришло из ареала Персидской империи, из восточных легенд (урду گولیمار, индийские и прочие восточные языки). Пример: Пакистан. GOLI (пуля) и MAR (огонь), слово — Голимар (процесс обжигания глины). В связи с увлечениями в Европе с конца XVII века восточными легендами и сказками и их переработкой.
 
Легенда
 
Голем — глиняный великан, которого, по легенде, создал праведный раввин Лёв для защиты еврейского народа.
 
Весьма распространённая, возникшая в Праге еврейская народная легенда об искусственном человеке («големе»), созданном из глины для исполнения разных «чёрных» работ, трудных поручений, имеющих значение для еврейской общины, и главным образом для предотвращения кровавого навета путём своевременного вмешательства и разоблачения.
1. wegener
 
Исполнив своё задание, голем превращается в прах. Создание голема народная легенда приписывает знаменитому талмудисту и каббалисту — главному раввину Праги, Махаралю Йехуде Бен Бецалелю, который оживил истукана, вложив ему в рот т.н. шем, или тетраграмматон. Голем будто бы возрождается к новой жизни каждые 33 года. Легенда эта относится к началу XVII века. Известны и другие големы, созданные по народному преданию разными авторитетными раввинами — новаторами религиозной мысли. Так, например уже в некоторых текстах “Большого Ключа Соломона”, написанных в XVI веке, присутствуют методики по созданию “камня”, который создается из глины, крови и иных примесей, этому комку придается форма человека и провозглашается пародийная фраза “да будет человек”.
 
В этой легенде народная фантазия как бы оправдывает противление социальному злу некоторым, хотя бы и робким, насилием: в образе голема как бы легализуется идея усиленной борьбы со злом, переступающая границы религиозного закона; недаром голем по легенде превышает свои «полномочия», заявляет свою волю, противоречащую воле его «создателя»: искусственный человек делает то, что по закону «неприлично» или даже преступно для естественно-живого человека.
 
Отражение в культуре
Образ голема находит широкое отражение в культуре различных эпох. В частности, големы появляются в следующих произведениях:
 
Литература
Западноевропейская литература
В западноевропейскую литературу мотив голема вводят романтики (Арним, «Изабелла Египетская»; на реминисценции этого мотива можно указать у Мэри Шелли в романе «Франкенштейн, или Современный Прометей», у Гофмана и Гейне); для них голем — экзотический (немецкая романтика воспринимает очень остро экзотику гетто) вариант излюбленного ими мотива двойничества. В новейшей литературе известны два значительных произведения на эту тему: в немецкой — роман Густава Майринка и в еврейской — драматическая поэма Г. Лейвика.
 
В романе Томаса Манна “Иосиф и его братья” Яков, уверовав в смерть любимого сына Иосифа, в своём безумии страдания обсуждает с главным рабом Елиезером план воссоздания Иосифа путём создания голема.
images
 
«Голем» Майринка по существу — социальная сатира на мессианизм. Он — символ массовой души, охватываемой в каждом поколении какой-то «психической эпидемией», — болезненно страстной и смутной жаждой освобождения. Голем возбуждает народную массу своим трагическим появлением: она периодически устремляется к неясной непостижимой цели, но, как и Голем, становится «глиняным истуканом», жертвой своих порывов. «Голем» — это книга, в которой обретают зловещую реальность древние каббалистические образы и мистическая подоплёка обыденной жизни. Человек, по Майринку, все более и более механизируется жестокой борьбой за существование, всеми последствиями капиталистического строя, и он такой же обречённый, как и голем. Это глубоко пессимистическое произведение следует рассматривать как художественную реакцию на «освободительные идеи» империалистической бойни со стороны средней и мелкой буржуазии.
 
В 1908 году была напечатана пьеса «Голем» Артура Холичера.
 
Легенду о глиняном чудище, созданном в Праге в конце XIV века, пересказал для детей нобелевский лауреат Исаак Башевис-Зингер.
 
Станислав Лем написал в 1973 году рассказ «Голем XIV» (Golem XIV).
 
Русская народная сказка
Очень похожа на легенду о големе сказка о Глиняном Парне и Снегурочке.
 
Русская литература
В русской литературе можно отметить роман Олега Юрьева «Новый Голем, или Война стариков и детей», в котором големический миф используется для ядовитой цивилизационной сатиры: в романе, среди прочего, рассматриваются три варианта истории Голема, якобы похищенного нацистами (в целях создания «универсального солдата») с чердака Староновой синагоги в Праге. Герой романа, «петербургский хазарин» Юлий Гольдштейн, сталкивается со следами Голема (и с ним самим) и в Америке, и в Петербурге, и в Жидовской Ужлабине — Юденшлюхте, городке на чешско-немецкой границе, где во время войны проводились испытания «големического оружия». Так же у фантастов братьев Стругацких в повести «Понедельник начинается в субботу» имеется упоминание о Бен Бецалеле и Големе.
 
К образу Голема (в качестве сравнения) нередко прибегает писатель и публицист Максим Калашников. Писатель Климов, Григорий Петрович в романе «Моё имя легион» (глава № 17 «Чистилище») упоминается спец проект 13-го отдела КГБ СССР «Голем».
 
В романах Вадима Панова очень часто употребляются големы как боевые так и для домашнего обихода. Серия книг ” Тайный город”
Похожая мысль  Знаки из прошлого - о чем говорят могилы

*

code